Интервью с Еленой Георгиевной Карасевой о творческой судьбе её отца, Народного артиста России, актера-чтеца, создателя Театра одного актера Георгия Васильевича Сорокина

Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
ГЕОРГИЙ СОРОКИН

Заметки о большой жизни и творческой судьбе Народного артиста России Георгия Васильевича Сорокина (1916 – 2010)

Георгий Васильевич Сорокин родился 25 ноября 1916 года в Кисловодске. Окончил Театральное училище им. Щепкина, где занимался у замечательных педагогов, «корифеев Малого театра» - Елены Митрофановны Шатровой и Вениамина Ивановича Цыганкова. Был приглашен в Театр Красной Армии (позднее Советской, а теперь Российской Армии), которым тогда руководил великий режиссер Алексей Дмитриевич Попов. Когда в войну театр эвакуировался в Свердловск, остался в Москве, поступил в Московский областной театр имени А.Н.Островского. В начале 1943 года, вместе с группой его актеров (среди которых была и его будущая жена Татьяна Криличевская), вошел в одну из театрально-концертных бригад, обслуживавших фронт, выступал перед бойцами передовых частей. После войны вернулся в Театр Красной Армии. За 15 лет работы в нем сыграл десятки больших ролей, в том числе в таких этапных спектаклях, как «Коварство и любовь», «Давным-давно», «Укрощение строптивой» и, конечно, «легендарный «Учитель танцев» с Владимиром Зельдиным и Любовью Добржанской.

Параллельно Сорокин начал готовить сольные эстрадные программы. Первым стал любимый им Маяковский: в 1950 году артисту была присуждена Первая премия на Государственном конкурсе на лучшее исполнение произведений поэта, и с этого момента для него навсегда гостеприимно распахнулись двери дома, где жили мать Маяковского Александра Алексеевна и его сестра Людмила Владимировна. Затем он бесстрашное решил «замахнуться» на сольное исполнение с эстрады пьесы «Клоп», фактически запреженную в те годы. Родные Маяковского, которым он читал работу, уверяли его, что «ни за что не разрешат». Разрешили! На первом публичном моноспектакле в Студенческом театре МГУ был, как сейчас говорят, обвал. Многие желающие не смогли попасть, а попавшие устроили молодому артисту овацию. Через несколько дней в газете «Советское искусство» появилась статьяочень авторитетного критика А. Февральского, в прошлом завлита у Мейерхольда, человека искушенного в драматургии Маяковского. Он хвалил. Это означало, что можно продолжать…

Продолжение было такое:

«12 стульев» Ильфа и Петрова. В 1955 году никто не осмеливался не только экранизировать книгу, но и пытаться переиздавать: ее почти невозможно было найти даже в библиотеках. Филармонические «цензоры» долгое время эту программу, куда вошло несколько глав из романа, не пропускали, находя произведение «странным и ненужным». Заступился Константин Симонов, обратившись к членам приемной комиссии с письмом. Подействовало. Кстати, режиссером этого моноспектакля была Нина Антоновна Ольшевская, жена Виктора Ардова и мать Михаила Ардова и Алексея Баталова. Репетируя с ней, Сорокин постоянно бывал у них в доме, часто встречая там Анну Андеревну Ахматову, подолгу жившую в приютившей ее семье. Уже тогда он начал думать об исполнении ахматовской поэзии, в чем признавался поэту. На это Анна Андреевна говорила: «Мои стихи должен читать мужчина. Дамское чтение надоело. Одна только Нина (Нина Антоновна Ольшевская – прим.) умеет это делать хорошо». Осуществить мечту об отдельной программе, посвященной Ахматовой, удалось только в начале 80-ых.

Михаил Зощенко. Был 1956 год. Минуло 10 лет со дня печально знаменитого постановления в журнале «Звезда». Во время своих ленинградских гастролей Сорокин пришел домой к по-прежнему опальному писателю, жившему на канале Грибоедова, и попросил разрешения читать его с эстрады. Зощенко совершенно не верил в осуществимость желания артиста. Тем не менее, стал советовать, что из рассказов включить в программу. И тут же «надергал» из гранок неопубликованного сборника странички с этими вещами… Год спустя вчера еще запретное имя появилось на афишах. Когда Сорокин приехал уже с это новойпрограммой в Ленингда, сам Зощенко на концерт идти не захотел («Чтоб не создавать лишни проблем»), но отправил своего сына, которому «доверял как себе». После этого уже ночью в гостинице. Где остановился Сорокин, раздался звонок: «Спасибо! И поздравляю!».

Вслед за Зощенко – Сергей Есенин. Эту работу режиссировал большой друг и наставник Сорокина Всеволод Аксенов, выдающийся мастер художественного слова (вспомним его легендарную постановку и исполнение композиции по драме Ибсена «Пер Гюнт»). Есенинская программа прожила долгую жизнь, звуча и на маленьких сценах, и в огромном, почти на две тысячи мест зале «Октябрь» в сопровождении симфонического оркестра. Есенина артист много читал и на своем последнем концерта в феврале этого года в ЦДРИ.

К этому времени Георгий Сорокин уже окончательно оставил Театр Советской Армии, решив целиком посвятить себя самостоятельной, чтецкой, как принято говорить. работе. Но хотя ушел он на эстраду, в Москонцерт (где проработал до конца жизни), свои программы всегда называл спектаклями – спектаклями Театра одного актера. В них непременно - хоть и очень скупо, несколькими штрихами, предметами скромного реквизита – была обозначена эпоха, обстановка «действия». В каждом моноспектакле помимо самих произведений исполняемого автора звучали свидетельства его современников. И всегда вместе со словом звучала музыка, становившаяся участником спектакля. Добиваться ее живого присутствия удавалось во многом благодаря прекрасному творческому союзу Сорокина с пианистом Михаилом Брохесом. 33 года они почти никогда не расставались на сцене. Только иногда Михаил Борисович брал «отпуск», чтобы выступить со своим сольным концертом: в прошлом бессменный аккомпаниатор Вертинского, он блестяще «имитировал» великого шансонье, что в ту пору частично компенсировало полное отсутствие пластинок с его песнями.

Михаил Булгаков. Эта программа, в которую входили главы из «Мастера и Маргариты», Записки юного врача и вступление к «Мольеру», заняла в жизни актера и его семьи особое место. В 1956 году Сорокин впервые встретился с вдовой писателя Еленой Сергеевной. И с тех пор он и его жена постоянно бывали у нее дома, на Никитском бульваре, где извлекались на свет и читались вслух «рукописи, которые не горят». И она не раз приходила в гости к ним, в маленькую комнату в Филипповском переулке. Однажды, как рассказывал Сорокин, она сказала: «Георгий Васильевич, я хотела бы, чтобы вы приготовили что-то из написанного Мишей». Спустя полтора года программа была готова. Ее первое исполнение состоялось на квартире у Елены Сергеевны. И второе тоже, но на этот раз со зрителями - друзьями, которых позвала хозяйка. Когда, наконец, был объявлен первый открытый концерт, Елены Сергеевны уже не было в живых.


Георгий Сорокин создал в своем виртуальном Театре одного актера (постоянное помещение время от времени появлялось, но потом исчезало) в общей сложности более сорока программ. В их числе, помимо уже упомянутых, моноспектакли, посвященные Пушкину и Лермонтову, Блоку и Цветаевой, Куприну и Шукшину, цикл «Великие россияне» куда вошли литературно-музыкальные композиции по воспоминаниям Шаляпина, Вертинского, поэта Виктора Бокова… Он «один на один» встречался с публикой Политехнического и Зала Чайковского, Театра Эстрады и концертного зала «Октябрь», выходя победителем из всегда трудного, непредсказуемого поединка.

И в преклонные годы он не утратил актерского жара и темперамента, постоянно живя новыми планами, удивляя новыми, очень глубокими работами - такими как "Нерв", где Высоцкий впервые прозвучал прежде всего как поэт, "Два Чехова" /об Антоне и Михаиле Чеховых/, или "Записки сумасшедшего" Гоголя. Он оставался, возможно, последним из великих мастеров художественного слова, достойно, талантливо и при этом очень индивидуально продолжая лучшие традиции этого жанра, заложенные Яхонтовым, которому он поклонялся, Качаловым, Журавлевым, Всеволодом Аксеновым. Увы, жанр, некогда так высоко вознесшись, на излете прошлого века оказался не слишком востребованным, и тому, кто его так мощно воплощал, было непросто с этим смириться. Его до последних дней поддерживал его родной Дом – Центральный дом Работников искусств (ЦДРИ), где в свое время он создал и возглавлял невероятно популярный тогда общественный Театр чтеца и поэта. Какие только легендарные люди не выступали там со своими вечерами: Светлов, Твардовский, Мордвинов, Ильинский, Кторов, Степанова. А еще – совсем молодые, которые только начинали путь – Белла Ахмадулина, Елена Камбурова.… В Большом зале ЦДРИ 18 февраля 2010 года состоялось и самое последнее выступление Георгия Сорокина. А 20 августа 2010 года здесь прошло прощание с артистом. Были руководители Мэрии Москвы и Москонцерта, были его соратники - актеры и режиссеры. И было много просто тех, кто любит и ценит его талант.


Среди многочисленных наград Георгия Сорокина - медаль за Победу над Германией в Великой Отечественной Войне, которая была вручена ему в октябре 1945 года, Орден за заслуги перед Отечеством, Орден Дружбы народов, Орден Почета. Русская Православная церковь оценила его гуманистическую и просветительскую творческую деятельность, наградив Орденом святого Николая и Орденом Святого благоверного князя Даниила Московского.